Психология: Основные направления - Социальное познание как конструирование мира. Детерминанты конструирования мира.
[Психология:Основные направления ]

С конца 70-х годов обозначилась новая область исследования в психологии – психология социального познания. В отличие от сложившихся традиций исследования (в философии и социологии) познания, в психологии акцент делается на  познании социального мира «обыденным» человеком, непрофессионалом, познание им повседневной реальности своей собственной жизни.

 «Социальное познание» в данном случае — не научное знание, а то «знание», которое складывается в непосредственном жизненном опыте каждого человека. Последний выступает как «наивный психолог» или, в крайнем случае, как «наивный ученый».

          Ориентация в окружающем мире является естественной потребностью  человека. Эта потребность  резко возрастает в новой ситуации: ориентироваться в новом, сложном мире, можно только умея более или менее адекватно интерпретировать наблюдаемые факты; без такой интерпретации легко утерять смысл как происходящего, так и своего собственного места в нем. Бурный темп социальных изменений, развитие средств массовой информации требуют от человека не только большей адаптации к социуму, но и умения «совладать» с новой ситуацией, то есть оптимизировать деятельность в ней, следовательно, лучше понять, как соотносятся наши знания о мире с изменениями в нем. Таким образом, познание социального мира обыденным человеком становится специальным предметом исследования.

          При анализе процесса познания важно учитывать 2 момента:

1) Человек познает мир в зависимости от того, как он действует в нем, и, вместе с тем, действует в нем в зависимости от того, как он познает его. Познание неразрывно связано с действием.

2) Познание не есть простое фиксирование внешних связей и отношений, но своеобразная реконструкция их. Результатом процесса познания является построение внутренней (субъективной) картины мира.

          С самых первых этапов социализации кто-то «другой» представляет человеку окружающий его мир, следовательно, уже ребенок начинает воспринимать мир в некоторой заданной рамке. Иными словами для индивида возникает, наряду с объективной реальностью, некоторая субъективная реальность — образ окружающего мира. В этом смысле человек не просто «фотографирует» мир, но конструирует его.

 

           Конструирование мира – означает приведение в систему информации о мире, организация этой информации в связные структуры, с целью постижения ее смысла.

 Именно это и позволяет построить «картину» объективной реальности, важность которой едва ли не значимее для человека, чем реальность объективная.

Процесс конструирования мира целесообразно рассматривать, исходя из следующих аспектов:

1) работа с социальной информацией;

2) детерминанты этого процесса;

3) элементы социального мира, выявляемые в ходе этой работы;

4) социальные институты, в рамках которых процесс конструирования социального мира осуществляется.

Мы подробно остановимся на блоках 1) и 2)

 

1) Конструирование мира включает в себя процесс  работы с социальной информацией. Самым общим способом работы с социальной информацией является процесс категоризации отнесение каждого нового воспринимаемого объекта к некоторому классу подобных и уже известных объектов, т.е. к категории. Категоризация выступает как инструмент, посредством которого человек систематизирует свое окружение, на основании чего только и можно в этом мире действовать.

Функция категоризации – упорядочивание и упрощение информации, получаемой извне, которые способствуют уяснению контекста и, как следствие, к постижению смысла происходящего. Сложность категоризации в том, что человек не просто «упрощает» полученную информацию, но и осуществляет значительную интеллектуальную работу по дальнейшему комбинированию категорий, чтобы получить целостную картину мира. Особенность этой «работы» в том, что определенные аспекты информации отбираются, а другие модифицируются с тем, чтобы достичь «лучшего соответствия» внутри категории.

Основанием, по которому объекты попадают в ту или иную категорию является сходство этих объектов по какому-либо общему признаку.  Категоризация может быть простой и сложной. Сложность категорий  - наполненность конкретным содержанием: мы видим в некоторых категориях больше черт, чем в других.  Например, воспринимая людей своей этнической принадлежности, мы различаем у них гораздо больше внешне различимых черт, чем у людей другой группы: для многих европейцев все люди с резко выраженными азиатскими чертами «на одно лицо».

Отнесение социальных объектов к категориям имеет совей главной функцией – служить человеку руководством к действию: категоризация сокращает путь определения стратегии поведения, сводит этот процесс к наиболее краткому варианту.

Категоризация может быть моментальной и хронической. Моментальная – связана с актуальной категоризацией, а хроническая – более длительная категоризация, связанная с заинтересованностью в объекте. После первичной категоризации, происходит дальнейшая категоризация, уточнения, возможен и процесс рекатегоризации. Все сложные модификации которые претерпевает процесс категоризации связаны  с процессом эвристики – сокращения или правила произвола, применяемого нами для того, чтобы высказать суждение, для которого мы имеем недостаточную или неопределенную информацию. Различаю эвристику представленности и эвристику наглядности (наглядности):

  1. Эвристика представленности – человек склонен рассматривать какие-либо факты как более широко  представленные, чем они есть на самом деле, когда студентов попросили оценить 2 различных теста на выявление уровня интеллекта (один из них длился 1 час, а другой 10 минут), то большинство оценило часовой тест как более заслуживающий доверие ( был больше представлен).
  2. Эвристика наличности или доступности – тенденция оценивать явления на основе готовых суждений, которые имеются в нашей памяти и легче всего приходят на ум при формулировании оценки. Доступность оценки обусловлена тем, что она кажется сам собой разумеющейся, человек имеет ее в наличии. Если человека спросить, музыканты – это бедные или богатые люди, то, будучи посетителем модных рок-концертов, он склониться к ответу «богатые» (это есть у него в опыте).

    Основные этапы работы с социальной информацией:

  1. Внимание к определенным проявлениям социального мира имеет своей функцией помочь человеку оценить его социальное окружение, отобрать некоторые значимые стимулы, релевантные данной ситуации. Внимание при потреблении социальной информации зависит от 2 факторов: ситуативных и личностных.

Ситуативные факторы – выпуклость (salience). выпуклость – это заметность, броскость какого-либо явления или предмета. В зависимости от ситуации выпуклыми м.б. разные объекты, это зависит от позиции воспринимающего. Выделяют 2 необходимых условия выпуклости - единичность и достаточность (предмет дает достаточно информации для категоризации). Оба понятия раскрываются ч/з новизну, размер, яркость, цвет, сложность объекта.

Личностные факторы – потребности и ожидания. В большей степени внимание привлекает то, что соответствует нашим ожиданиям и потребностям.

1.                   Кодированиеесть такая работа с информацией, когда в ней распознается определенный смысл. Это происходит, когда информация как-то организуется. Кроме того, такая организация будет способствовать запоминанию информации.

2 модели кодирования: усредненная и аддитивная.  При аддитивной модели каждая новая информация добавляется к уже имеющимся знаниям т.о., что усредненная информация уничтожается и остается один из полюсов: либо +, либо -. Усредненная модель – новая информация приводит к тому, что отрицательная информация ведет к снижению положительной информации и увеличению отрицательной.

2.                   Хранение предполагает поиски наилучших его способов, рассчитанных на то, что  в нужное время информация будет успешно воспроизведена, т.е. оценена по достоинству.

Формы хранения информации:

- стереотипы и прототипы(формируется типичный для каждого человека представитель стереотипной группы)

- схемы(структурированное знание о соц.категории)

- скрипты и сценарии (некое содержание знания, описывают уместность действия в ситуации)

- имплицитные теории личности( форма сохранения информации о другом человеке)

4. Воспроизведение социальной информации – связывает когнитивный процесс с поведением, с актуальным действием человека. Адекватное воспроизведение информации предполагает извлечение ее из системы хранения в нужное время  в нужном объеме.

 

2) Психологические и социальные детерминанты процесса конструирования мира.

1. Термин «психологические» употребляется в данном случае весьма условно: выбор термина обусловлен лишь желанием высветить некоторые дополнительные психологические характеристики, без анализа которых нельзя полностью охарактеризовать процесс творчества социального мира. Учитывая тот факт, что человек реально существует в этом сотворенном (построенном, сконструированном) мире, нельзя исключить и его эмоциональное освоение, так же как игнорировать и другие психические процессы, например, мотивацию.

 

   1)) Из всех элементов этого ряда в социально-познавательной ситуации сегодня наиболее полно исследованы два: роль социальных установок и феномен перцептивной защиты.

В структуре социальной установки выделяют 3 компонента:

1- когнитивный  компонент аттитюда (знание об объекте) связан с формированием стереотипа, конструкта, просто с отнесением объекта познания к некоторой категории.

2– аффективный компонент «ответственен» за формирование предубеждения к объекту или, напротив, его привлекательности.

3– конативный (поведенческий) компонент определяет способ включения поведения в процесс социального познания.

Аттитюды в процессе социального познания выполняют следующие функции:

1.      Эгозащитная функция позволяет субъекту противостоять негативной информации о себе самом или о значимых для него объектах, поддерживать высокую самооценку и защищаться от критики. Более того, благодаря эгозащитной функции субъект может обернуть критику против того лица, от которого она исходит.

2.      Функция самореализации иногда называется еще функцией выражения ценностей, что предполагает возможность для человека выразить свою «центральную» ценность как компонент «образа-Я». Иными словами, эта функция помогает человеку определить, к какому типу личности он относится,  что он из себя представляет, к чему испытывает приязнь, а к чему неприязнь.

3.      Адаптивная или приспособительная функция (утилитарная или инструментальная) – помогает человеку достигать желаемых результатов и избегать нежелательных целей. Представления об этих целях и способах их достижения обычно формируются в предшествующем опыте и именно на его основе складывается аттитюд.

4.      Функция знания – служит ближе всего цели социального познания: она помогает человеку организовывать свои представления об окружающем его мире, интерпретировать возникающие в повседневной жизни события и явления. Знания опираются на то, что в частности, получено при помощи 3 вышеописанных функций аттитюдов, поэтому знания, доставляемые установкой, крайне субъективны. Этим определяется то обстоятельство, что знания разных людей об одних и тех же объектах могут быть весьма различны.

Через анализ социальных установок в психологии социального познания решаются две важнейшие проблемы, с которыми встретился «чисто» когнитивный подход: включение эмоций в познавательный процесс и связь познания с поведением. Аттитюды оказываются задействованными в осмысление явлений социальной реальности, вторгаясь, прежде всего в процесс категоризации. Они направляют поиск социальной информации (гипотеза «селективной экспозиции информации»): субъект демонстрирует избирательный отбор информации в зависимости от совокупности имеющихся у него аттитюдов. Здесь возможны два случая: информация отбирается или при наличии очень сильного, или, напротив, очень слабого аттитюда на объект. Этот феномен был обозначен как биполярный способ подбора «аттитюдно-релевантной» информации: индивид запоминает, фиксирует либо про-, либо контра-аттитюдную информацию, но пропускает нейтральную. Это же относится и к воспроизведению информации в нужный момент. Таким образом, именно через установки в социальное познание включается эмоциональный компонент, что зафиксировано также в исследованиях роли настроения при познании социальных объектов.

 

    2)) Вторая часть психологической «составляющей» социально-познавательного процесса — особые формы перцептивной защиты.

Первоначально феномен перцептивной защиты был открыт и описан Брунером как способ, с помощью которого человек ограждает себя от восприятия угрожающих ему стимулов, травмирующих его переживания. Было установлено, что у человека существует иерархия порогов различения разных стимулов, было доказано, что феномен перцептивной защиты важен для понимания мотивации перцептивного процесса.

Брунер и Постмен сформулировали принципы селективности восприятия:

- принцип защитыстимулы, противоречащие ожиданиям субъекта или несущие потенциально враждебную информацию, узнаются хуже и подвергаются большему искажению.

- принцип настороженности – стимулы, угрожающие целостности индивида, могущие привести к серьезным нарушениям в психическом функционировании, распознаются быстрее прочих.

Г.Олпортом описал принцип последней попытки: он поясняет стремление человека в сложных для него обстоятельствах «цепляться» до последнего за какую-то привычную истину, отгораживая ее от идущих извне воздействий («угроз»). Еще более своеобразной формой перцептивной защиты является открытый М.Лернером феномен «веры в справедливый мир» (Lerner,1980): человек верит в то, что лично с ним без его вины не может случиться что-либо «плохое», поскольку мир справедлив, и в нем каждый получает то, что заслужил. На основе такого рассуждения возможны самые разнообразные метаморфозы принятия или отвержения той или иной информации, а следовательно, и поведения. Это доказано М.Селигменом, описавшим феномен «выученной беспомощности» (см. Хекхаузен, 1986). Разрушение образа справедливости приводит к тому, что человек разуверяется в возможности контролировать свои действия, добиваться результата, зависящего от него. Возникает апатия, поведение приобретает черты «жертвы», что является следствием разрушения веры в справедливый мир. Психологический механизм перцептивной защиты выступает в данном случае как важнейшая потребность сохранения соответствия образа мира, сложившегося в голове, реальному миру. Сохранение (или несохранение) такого соответствия, как видно из рассмотренных примеров, не может быть продуктом только «когнитивных» усилий, но включает эмоциональные и мотивационные процессы.

 

2. Вторая группа факторов, участвующих в социально-познавательном процессе и лежащих «за пределами когниций», это — социальные факторы. Два из них явились предметом особенно популярных сегодня исследований: социальный консенсус и роль ценностей в познании.

 

    1)) Социальный консенсус трактуется (Tajfel, Fraser, 1978) как влияние на процесс индивидуального познания социальных явлений принятых образцов их толкования в той или иной культуре, в том или ином типе общества или его части. Эти принятые образцы суть определенные конвенциональные значения, то есть своего рода договоренности относительно того, как будут интерпретироваться те или иные данные, полученные в процессе познания социальных явлений. Такие «договоренности» существуют в каждой культуре и касаются, прежде всего, достаточно универсальных характеристик мира: времени, пространства, изменения, причины, судьбы, числа, отношения частей к целому и пр. Общепринятые трактовки этих характеристик образуют своеобразную «модель мира», сетку координат, которой пользуются люди при восприятии мира и построении его образа (Гуревич, 1971). Использование конвенциональных значений ведет к тому, что информация в значительной части не перепроверяется, так как слишком велика опора на социальный консенсус, заданный культурой.

     Естественно, значение социального консенсуса нельзя преувеличивать: при определенных условиях в силу ряда причин он может нарушаться, происходит «слом социального консенсуса». Возможность его обусловлена тем, что люди не обязательно следуют общепринятому, и среди них находятся такие, для кого остается пространство для несогласия, то есть для реинтерпретации того, что было принято в рамках консенсуса. Без такого инакомыслия, альтернативного взгляда на мир в познании господствовал бы полный застой. Всякий раз при сломе социального консенсуса возникает как бы новое видение мира (в истории науки Т.Кун называет это «сменой парадигм»). Оно часто закрепляется в новых формулах языка, которые «оформляют» новый социальный консенсус, установившийся на месте прежнего.

     Важность социального консенсуса может быть хорошо доказана такой закономерностью, которая проявляется каждый раз при его сломе: на место сломанного консенсуса немедленно устанавливается новый, ибо потребность в ориентирах при восприятии тех или иных событий, по-видимому, свойственна любому человеку. Хорошим примером этого могут служить события из истории науки, искусства, политических или экономических идей.

 Возникшая относительно недавно информационная теория конформности (Г.Джерард и М.Дойч) как раз ориентирована на то, чтобы показать, каковы последствия поиска человеком информации в ситуациях, где ему приходится соотносить свое поведение с поведением других, а значит, и соотносить свои и чужие интерпретации этих ситуаций. Такое соотнесение особенно значимо, когда сравниваются интерпретации большинства и меньшинства. Диалог между ними в каждом конкретном случае будет иметь результатом либо утверждение «старого» консенсуса (его носитель всегда — большинство) либо «нового» (носителем которого является меньшинство), когда изменяется вся система принимаемых конвенциональных значений и возникает новое видение мира, описанного в новой системе категорий. Поскольку категории выражены при помощи языка, являющегося элементом культуры, ее влияние на социальное познание становится еще более очевидным.

 Вместе с тем, наличие разных систем значений, употребляемых индивидами или группами, порождает необходимость постоянного обмена этими значениями для достижения какого-либо взаимопонимания. Так в психологию социального познания логично включается идея дискурса (Р.Харре). Дискурс — это рассуждение по поводу какой-либо проблемы, обсуждение ее, «разговор», апелляция к тексту, в котором и содержатся категории. Дискурс необходим для построения адекватной и разделяемой с другими картины мира: его элементы должны быть так обозначены, чтобы на основании одинаково понимаемых значений люди могли совместно действовать. В ходе дискурса трактовка той или иной категории обогащается, она наполняется новым содержанием на основе дополнения характеристиками, приводимыми разными участниками разговора. Дискурс поэтому есть способ совместного конструирования образа социального окружения.

 Многие сторонники идеи дискурса (К.Герген, М.Фуко) полагают, что именно она знаменует собой новую парадигму в социальной психологии, так как связывает процесс познания социального мира и действия в нем, способствует выходу исследований из лаборатории в реальную жизнь, поскольку предполагается обсуждение таких текстов, которые функционируют в реальных социальных ситуациях. В ходе их обсуждения оттачиваются конвенциональные значения — более или менее согласованные интерпретации — тех или иных социальных объектов и событий.

 

    2)) Другой важный фактор, детерминирующий когнитивную работу с информацией — социальные ценности. По сравнению с теми искажениями информации, которые связаны с индивидуальными психологическими особенностями познающего, «субъективность» оценок под влиянием социальных ценностей значительно больше. Индивид неизбежно «смотрит» на социальный мир через призму определенной системы ценностей. Они могут быть разного уровня: глобальные (добро, красота, свобода и пр.) или приближенные к обыденной жизни (хорошая семья, благополучие, дети и пр.). Пока они неизменны, новая информация отбирается так, чтобы «подтвердить» структуру ценностно-нагруженных категорий.

       При этом могут возникать два типа ошибок: сверхвключение и сверхисключение. В первом случае в категорию включаются объекты, которые на самом деле к ней не относятся. Это происходит тогда, когда у человека есть опасение, что кто-то будет «забыт» при включении в негативно-нагруженную категорию. Если сегодня для кого-то категория «бизнесмен» является негативно-нагруженной, то туда необходимо включить всякого, в ком можно заподозрить бизнесмена, даже в том случае, если в действительности человек весьма далек от этой категории. Напротив, сверхисключение имеет место тогда, когда мы имеем дело с позитивно-нагруженной категорией: наша забота теперь о том, чтобы в нее не «попал» кто-нибудь «недостойный» (например, не следует зачислять в «звезды экрана» какого-либо просто хорошего актера, а то он как бы будет переоценен). Легко видеть, что наличие названных двух видов ошибок, связанных с ценностно-нагруженными категориями, во многом видоизменяют процесс категоризации и оказывают прямое воздействие на общий процесс социального познания.

 Это воздействие имеет и еще одно достаточно нетривиальное проявление — в групповом принятии решений, когда ценности «давят» на конечный результат этого процесса. Феномен «группомыслия» (group think), открытый И.Джанисом (Janis, 1972), определяется как стиль мышления людей, которые полностью включены в единую группу, где стремление к единомыслию важнее, чем реалистическая оценка возможных вариантов действий. Возникновение такого явления обусловлено воздействием на членов группы единообразной системы оценок, касающихся важнейших социальных проблем, привязанностью членов группы определенной системе ценностей, что и снижает качество решения.

Все сказанное позволяет сделать вывод о том, что система социальных категорий, ассоциированных с ценностями — важный и устойчивый фактор социального познания, допускающий значительную модификацию образа социального мира. Особенно важным является использование ценностей в быстро изменяющемся мире, при осуществлении так называемой «быстрой категоризации» (Тэшфел), когда решения принимаются на основе не до конца осмысленного опыта и оперирование ценностно-нагруженными категориями может привести к искажению реальных отношений.