Психология: Основные направления - Патопсихологический синдром шизофренического дефекта
[Психология:Основные направления ]

В процессе современного развития диагностической деятельности возникла необходимость соотнесения выводов психологического заключения с нозологической принадлежностью. Поэтому в настоящее время говорят о патопсихологическом симптомокомплексе, который соотносится с определёнными  нозологическими единицами. Описаны шизофренический, органический, психопатический, олигофренический симпотомокомплексы.

Шизофренический патопсихологический синдром  - система нарушенных психических процессов и свойств личности, составляющих психологическую основу негативных изменений психики, входящих в структуру шизофренического дефекта.

Компоненты:

-потребностно-мотивационные характеристики регуляции деятельности и поведения и в их структуре нарушения эмоциональных и волевых характеристик психической деятельности, характеристик самосознания (снижении социальной направленности личности).

·                                        -особенности познавательной деятельности, выражающиеся в снижении уровня ее социальной регуляции, т. е. личностных характеристик при относительной сохранности процессуально-операционных характеристик.  (отсутствует феномен Зейгарник)

·         Нарушение исполнительных компонентов деятельности (операций, навыков, умений) вторично и зависит от снижения мотивационных факторов.


Теперь, после того как определены основные компоненты патопсихологического синдрома и очерчена их взаимосвязь, необходимо соотнести их с выделенными на клиническом уровне негативными изменениями психики, характерными для шизофренического дефекта:

1.  Аутизм - нарушение потребности в общении и связанное с ним снижение социальной направленности и социальной регуляции деятельности и поведения. Следствие:

а) нарушение общения - недостаточность активности в установлении эмоциональных контактов с другими людьми: снижение инициативного, спонтанного общения, необходимого как для установления, так и регуляции неформальных личностных контактов, межличностных взаимосвязей, в том числе и семейных отношений.

  -дефицит эмпатийных качеств личности, таких, как сочувствие, сопереживание, способность понять другого;

  -дефицит средств выразительной речи и выразительных движений (интонации, мимика, жесты, позы, социальная перцепция и др.);

  -ограничено формирование коммуникативных способностей, а следовательно, и возможность включения в общественные взаимосвязи, что важно не только для развития мотивов и способов общения, но и для самопознания, которое формируется из опыта взаимоотношений с другими людьми;

  -снижение уровня регуляции деятельности и поведения с точки зрения норм, правил, установок, принятых в обществе;

-снижение социальных эмоций - проявляется уже на самых ранних этапах развития ребенка — в недостаточности комплекса оживления на появление близких, в отсутствии стремления привлечь внимание взрослых как к себе, так и к игрушкам, совместной игре и т. д. Дефицит симпатии к близким препятствует в дальнейшем развитию других социальных чувств, которые, будучи осознанными, превращаются в личностные чувства, такие, как самолюбие, обида, чувствительность к порицанию и похвале. Дефицит активных социальных эмоций, эмоций воздействия (привлечение к себе внимания окружающих, установление эмоциональных контактов, эмоциональное одобрение или порицание других и пр.). Значительно в меньшей степени у больных выступает снижение реактивного эмоционального реагирования, например чувствительность к поощрению и порицанию, что может создавать впечатление их эмоциональной сохранности;

-недостаточная сформированность и зрелость моральных чувств, основу которых составляет отношение к человеку, обществу.


б) снижение социальной активности;


в) эмоциональная недостаточность (оскуднение):

-отсутствие эмоционального резонанса – эмоциональная «нивелировка»;

-эмоциональная опустошенность;

 - эмоциональная тупость;

  -эмоции имеют тенденцию к парциальному снижению: их недостаточность обнаруживается не всегда и не во всех видах деятельности. Важно отметить, что даже в случаях их достаточной сохранности и адекватности они часто проявляются в гипертрофированной форме, как это наблюдается, в частности, в аффективно заряженном поведении больных, связанном с реализацией их аутистических установок и сверхценных увлечений.


г) нарушение когнитивного аспекта деятельности:

  -снижение социальной перцепции;

   -детерминации мышления факторами прошлого опыта, т. е. формирование особого диссоциированного типа познавательной деятельности.


2. снижение психической активности - снижение произвольных компонентов регуляции деятельности при относительной сохранности непроизвольных компонентов (абулия – безволие).

Недостаточность развития произвольной регуляции наблюдается еще на ранних возрастных этапах. Это выражается в первую очередь в дефиците их произвольных движений, связанных с овладением орудийными функциями предметов, которое осуществляется в совместной деятельности со взрослым, вводящим ребенка в мир человеческих предметов и отношений. Это требует овладения собственными процессами и подчинения их объективной логике действия с предметами и человеческих отношений. Однако недостаточность потребности в общении, свойственная этим детям, приводит к значительному недоразвитию тех сторон психической деятельности, которые определяются в первую очередь социальными факторами — общением со взрослыми и сверстниками.

В произвольной регуляции психической деятельности человека особо важную роль играет осознание общественно значимого (использование социального опыта, социальных критериев, моральных оценок и т. д.) и превращение его в личностно значимое. Как отмечал С. Л. Рубинштейн «воля означает переход от потребностей… к мотивам, или побуждениям осознанным, оцененным с точки зрения общественных норм и интересов и принятых человеком».

- снижение инициативности деятельности и поведения;

- снижение уровня контроля деятельности и поведения, которые необходимо включают социальные критерии и оценки.

3. диссоциация психической деятельности - проявляется в странности и необычности, в отдельных случаях — чудаковатость мышления, речи (разорванная, «словесный салат»), всего поведения больных, дефиците критичности при относительной сохранности формального интеллекта, который имеет тенденцию к снижению по мере углубления дефекта.

- нарушения логической стороны мышления - специфическая паралогичность суждений. Понятие паралогичности согласуется с так называемыми «соскальзываниями», т. е. микропаралогизмами, с разноплановостью (Б. В. Зейгарник) и нецеленаправленностью мышления. При патологической разноплановости, которую следует отличать от многопланового системного обхвата действительности при нормальном мышлении, в одно суждение включаются совершенно разнородные компоненты. Присутствует наплыв планов без выбора приоритетных. Присутствие латентных признаков.

- резкое падением критической функции мышления - при глубоких расстройствах критичности страдают все операциональные составляющие данной функции: проверка гипотез, отсев лишнего, соотнесение мыслительных моделей с действительностью. С этим, надо полагать, связаны и «изменения актуализации знаний на основе прошлого опыта» (Ю. Ф. Поляков). Нарушается также и выбор насущной информации, и прогнозирование событий.

- «искажения процесса обобщения» - извращение процесса обобщения, когда объединяется (или псевдообобщается) причудливая смесь из внешних обстоятельств и собственной эндоморфной патологической продукции. Извращённые обобщения или псевдосинтез, лежат, как можно думать, в основе бредовой продукции больных. При этом вступает в действие весь спектр нозоспецифических нарушений: паралогичность, разноплановость, некритичность, резонёрство.

 

Таким образом, мы видим, что не существует прямого соответствия между отдельными негативными проявлениями шизофренического дефекта и так называемыми психическими функциями. Сами эти проявления входят в сложную структуру психических нарушений, в которой наиболее важное место принадлежит личностным изменениям. На уровне психологического анализа эти изменения выступают в качестве патопсихологического синдрома, в составе которого сложно взаимодействуют и взаимообусловливают друг друга входящие в него компоненты. Ведущая роль того или иного компонента в структуре синдрома определяет формирование разных типов шизофренического дефекта.